Пекарни Израиля дело семейное

НАСТАСЬЯ МОКИЧ / писатель, журналист

Во время путешествия по Израилю невозможно не влюбиться в маленькие пекарни с большим количеством вкуснейших изделий с разными начинками. Невозможно не набрать пару лишних килограммов, потому что мучное и сладкое здесь настолько вкусное, что все меркнет на фоне обещаний очередных порций наслаждения ближневосточной выпечки и десертов.
Здесь пекут вкусно везде. Секрет в особом отношении мастеров к своему делу – в пекарнях практически нет случайных людей, только те, кто предан делу, кто влюблён в хлеб. А иногда и получил эту любовь по наследству. Именно одну из таких историй хочу в этот раз рассказать журналу «Верный хлеб» - о семейной пекарне в самом красивом городе Израиля – Яффо. Красивом без преувеличений, ведь именно так переводится название города с иврита – красивый.
Яффо – место для жизни и творчества целых поколений художников. Его называют богемной столицей Израиля, здесь живёт больше всего представителей творческих профессий со всей страны.
Яффо вдохновляет с первого свидания. Узкие улицы песочного цвета – холст, яркие пятна: синее море, белые паруса в порту, бирюзовые окна и двери, таблички на дверях цвета морской волны, цветы в разноцветных горшках – мазки. А главные краски города – люди. Люди - художники. Художники в широком смысле слова, ведь художник не только тот, кто создаёт картины, а тот, кто с творчеством и душой относится к любимому делу.

Пекари и кондитеры здесь тоже ведут себя как художники. Они страстно преданы делу, могут бесконечно смешивать вкусы, как краски, чтобы найти нужный оттенок, передают секреты из поколения в поколение и наслаждают своими шедеврами гостей небольших пекарен, в которых пахнет ванилью и корицей, анисом и кардамоном, на фоне постоянного возбуждающего запаха горячего хлеба.
Одна из таких семейных пекарен, в которой творит династия пекарей – Lion VBnav, что переводится как «Леон и сыновья».
Этой пекарне уже 68 лет. Сейчас ею владеет мужчина средних лет в чёрной футболке, весь в муке. Он эмоционально машет руками и что-то громко говорит на иврите. На пару вопросов журналиста (меня) соглашается ответить не то, чтобы охотно, видно, что ему хорошо на кухне и любой, кто хочет его отвлечь – неприятный раздражитель. Но все-таки выкраивает для меня перерыв на перекур и чашку кофе, у меня есть минут пятнадцать, чтобы спросить о главном.
Он — уже третье поколение пекарей в семье. Его бабушка приехала по программе репатриации из Европы в 1949 году. Она была влюблена в выпечку, обожала готовить и начала этот бизнес в Яффо. Его продолжил ее сын, а затем внук. Сейчас будущие хозяева пекарни, правнуки основательницы, помогают на кухне и учатся семейным кулинарным секретам.
Энергетика любви к хлебу, к выпечке, сладостям, к делу жизни своей бабаушки и своему, чувствуется буквально с порога. Это она пахнет тонкими струнками аниса, она отдаёт нотками кардамона и ванили. Это она окутывает, как тёплый мягкий палантин, стоит только сесть за столик.
Внутри пекарни все просто и без пафоса. Здесь искренне считают, что мишура нужна только пустышкам. А истинные ценности в ней не нуждаются. Только в чистоте и простоте. Поэтому на витрины просто, без лишней громкости, выставлены противни со свежими кнафе – десертами из сыра, марципана с тонкими нитями теста кадаиф, столь любимого восточными кондитерами. После приготовления оно пропитывается дополнительной порцией медового сиропа, отчего нити отливают золотом и тают во рту.
Рядом несколько рядов с бурекасами, восточными изделиями из слоённого теста с разными начинками, от сыра и зелени, до шоколада и орехов. Восточное тесто в почёте у местных пекарей, только вот секрет их никак не удаётся вывести за пределы средиземноморья – вроде все также делают повара других стран, но здесь, рядом с дыханием моря, бурекасы остаются свежими целыми сутками. Я покупала их пакетами, носила с собой, и им ничего, они все такие же вкусные. В то время как в Алматы, сохнут за несколько часов.
«Влажность воздуха», - говорят знающие люди. Поэтому в пекарнях средней Азии так важен увлажнитель воздуха.
Рядом лежат плетённые шоколадные рулеты кранцы и знаменитые еврейские рогалах, нечто среднее между французским круассаном и русским рогаликом. Свёрнутые спиралью из сдобного теста так, что каждый слой пропитан шоколадом с орешками.
Ассортимент «Леона», по большому счёту, похож на то, что делают в других израильских пекарнях. Здесь везде принято работать с любовью и относиться к тому, что ты создаёшь с душой.

Я влюбилась в маленькие пекарни Ближнего Востока. Где не бояться экспериментировать с начинками и видами муки, отходить от шаблонов и постоянно делать что-то новое. Где более 50 видов хлеба, есть хлеб с оливками, финиками, и даже с помидорами. Где покупатели ходят по между стеллажами с бумажным пакетом, самостоятельно набирая себе всего, что пожелает душа, а продаётся это все на вес и совсем недорого. Где люди умело ценят каждый момент своей жизни, проживая его с удовольствием.
После того, как закончился мой завтрак в Lion VBnav, я набрала с собой пакет выпечки. Сидя потом на берегу, слушая волны, после долгих прогулок по Яффо, я уплетала нежную выпечку с кофейно-шоколадной и сырной начинкой, размышляя о слове «художник». Ведь спектр слова шире, чем мы привыкли использовать. Это «создатель», «творец», та энергия, которая делает нас частью Творца. Энергия, которая есть в каждом, и в поваре, и в домохозяйке, и в рыбаке. Холсты и кисти у всех свои, а суть одна – с любовью подходить к делу, искать новое, иметь смелость делать новое. Создавать. Эта энергия «создавателя» придаёт особый вкус жизни, некоторые называют его счастьем.